Отдел социологии молодёжи института социально-политических исследований РАН
Лицензия   |   Контакты   
Исследования

Мониторинг социального развития молодёжи

Мониторинг социального развития молодежи - серия исследований, проведенных по сопоставимой методике, направленных на отслеживание социальных изменений в молодежной среде в связи с проводимыми в стране реформами.
Мониторинг осуществляется под руководством В.И. Чупрова с конца 80-х гг. 20 в. Его целью является анализ динамики социального развития молодежи в условиях реформирования российского общества, обоснование (прогноз) возможных альтернатив в процессе изменения ее социальных характеристик, выработка на этой основе научно-аргументированные предложения по совершенствованию молодежной политики.
В ходе мониторинга апробируются теоретические концепции молодежи.
В процессе работы над программой мониторинга, начавшейся в 1988 г. в Секторе социальных проблем молодежи Института социологии АН СССР, были разработаны: теоретическая концепция социального развития молодежи; система показателей, отражающая сущностные характеристики молодежи как социальной группы; критерии оценки ее развития; методические подходы к эмпирическому исследованию процесса развития.
Дальнейшая работа по проведению исследований в режиме мониторинга осуществлялась в Центре социологии молодежи Института социально-политических исследований РАН после его создания в марте 1991 г. Всероссийская территориальная выборка исследования представляет репрезентативную модель населения РФ в возрасте от 15 до 29 лет.
Для реализации процедуры отбора на 1-й ступени была построена типология областей, краев, регионов, объединенных по схожести социально-экономического развития. Информационной базой для типологии послужили исходные показатели Переписи населения, данные статистики социально-экономического развития регионов. На 2-й ступени населенные пункты отбирались по следующей типологии: областной центр, города областного подчинения, города районного подчинения, поселки городского типа, деревни. На 3-й ступени использовался маршрутный метод отбора первичных единиц выборочной совокупности по месту жительства. Оценка репрезентативности, проведенная по двум признакам (полу и возрасту) показала, что ошибка колеблется в пределах 5-7%, что свидетельствует о достаточной степени точности полученных результатов. Данные фактической выборки представлены в таблице.

Регионы Доля в выборке, в %
Москва город 7,3
Московская область 5,3
С.-Петербург город 3,9
Вологодская область 12,0
Тверская область 14,5
Воронежская область 8,2
Краснодарский край 3,7
Татарстан 8,1
Оренбургская область 4,2
Кемеровская область 9,2
Иркутская область 20,1
Приморский край 3,5
Итого 100


Исходя из понимания социального развития молодежи как процесса ее становления в качестве субъекта общественного производства и общественной жизни, отражающего основные цели и направленность прогресса общества, предметом исследования стали изменения качественных характеристик этой социально-демографической группы.
Система показателей позволяет количественно оценить качественные изменения: 1. социального положения молодежи в основных сферах общественного производства (в материальном и духовном производстве, в сферах распределения и потребления); 2. мотивационной сферы сознания (потребностей, интересов, ценностей); 3. моделей поведения.
Поскольку развитие предполагает как простое, так и расширенное воспроизводство молодым поколением социальной структуры общества, степень социальной зрелости определяется соотношением преемственности и новаторства (инновационной составляющей) достигнутым в процессе становления социальной субъектности молодежи. На каждом этапе реформирования российского общества этот критерий конкретизируется в меру модернизации общественных отношений.
На 1-м этапе мониторинга (1990 г.) на основе анкетного опроса 10412 чел. были зафиксированы основные характеристики последнего поколения советской молодежи и тенденции их изменений под влиянием горбачевской перестройки. Были выявлены наметившиеся негативные изменения социально-экономического статуса молодежи (уровня квалификации и материального положения, возможностей профессионального самоопределения), появление первых признаков безработицы, снижение уровня и качества жизни, усиление материальной зависимости от родителей, снижение качественных характеристик образования, степени его влияния на вертикальную мобильность молодых людей, разочарование большинства молодежи в результатах реформ по ускорению и перестройке.
На 2-м этапе (1994 г., выборка составила 2612 чел.) исследовались изменения качественных характеристик молодежи в условиях развала Советского Союза и перехода страны к рыночным отношениям. В мотивационной сфере сознания молодежи отмечены новые тенденции, связанные с экономическими, социальными и политическими преобразованиями: рост оптимизма и надежды на обретение экономических и гражданских свобод. Однако позитивные тенденции, отмечаемые в сознании молодежи, пришли в противоречие с резким ухудшением ее социального положения. Оно выразилось в обвальном снижении уровня жизни, росте безработицы и бедности, разрушении мотивации в сфере труда и образования, росте молодежной преступности.
На 3-м этапе (1997 г., выборка составила 2500 чел.) изучались тенденции развития молодежи в условиях продолжающегося системного кризиса российского общества, вызванного грабительской приватизацией и провалом либеральных реформ. Хотя большинство молодежи было нацелено на продолжение демократических преобразований, на жизнь и работу в условиях общества с рыночной экономикой и не желала возврата к прошлому, идейные и политические ориентации молодых людей все теснее связывались с их реальным экономическим положением. Это выразилось в усилении социального расслоения молодежи. Отмечено ухудшение демографической ситуации в молодежной среде (сокращение численности молодежи, сокращение браков и рост разводов, ориентация на бездетные и однодетные семьи, ухудшение состояния здоровья, рост смертности в молодежных возрастных когортах). Нарастали негативные тенденции в сфере труда и образования молодежи (снижение экономической активности, перераспределение занятости молодежи из сферы материального производства в сферу обслуживания, снижение доступности образования). Продолжило ухудшаться материально-бытовое положение молодых людей. Отмечена растущая аномия в их сознании.
На 4-м этапе (1999 г., выборка составила 2004 чел.) в качестве значимых факторов социального развития молодежи рассматривались последствия дефолта в августе 1998 г. (дестабилизация экономики, рост внешнего долга, банкротство предприятий, рост инфляции). Обозначились четкие тенденции снижения воспроизводственного потенциала молодежи в связи с невостребованностью его обществом. Особенно ощутимо это проявилось в сфере занятости молодежи, в уровне ее образования и квалификации, в профессиональной структуре, в демографическом воспроизводстве). Это не могло не сказаться на отношении к власти и проводимым реформам. Доверие со стороны молодежи к органам власти всех уровней резко снизилось.
На 5-м этапе (2002 г., выборка составила 2012 чел.) предметом исследования стали тенденции социального развития молодежи в связи с курсом на укрепление государства и властной вертикали, объявленным на первый срок президентских полномочий В.В. Путиным. По сравнению с 1999 г. отмечены незначительные позитивные изменения уровня материального положения, возможностей самореализации, структуры потребления, мотивации труда, положения в материальном производстве, политической активности, внутрипоколенных и межпоколенных отношений, гражданского самосознания. Наметилась определенная стабилизация по группам основных показателей социального развития молодежи. Вместе с тем, замедлились темпы развития в сфере образования и духовной жизни молодых людей.
На 6-м этапе (200 г., выборка составила 2000 чел.) исследование было направлено на изучение социального развития молодежи в условиях перехода общества к наметившемуся в тот период состоянию социальной стабилизации. В связи с этим были выявлены особенности функционирования механизмов социального развития молодежи в условиях перехода от неопределенности к определенности. Отмечен процесс преимущественной стагнации показателей развития, характерный для периода полной неопределенности 90-х годов, начал изменять свою направленность в сторону позитивных тенденций. Между тем, переход от неопределенности к определенности связан с разрешением одних противоречий, и одновременным порождением других. В социальном развитии молодежи сохраняются противоречия между различными составляющими социального статуса молодых людей, пролонгация социальной маргинальности молодежи в силу внешних причин институционального характера. Последние во многом остаются как наследие периода полной неопределенности и нестабильности в обществе. Их природа носит внешний по отношению к молодежи характер и определяется более широкими социальными детерминантами, а конкретные проявления среди молодежи зачастую приобретают непредсказуемый, спонтанный характер.
Глобальный финансовый кризис вновь поставил общество на грань социально-экономической неопределенности, что в ближайшем будущем отразится на механизмах и тенденция социального развития молодежи. Постоянные спонтанные изменения социальных условий и реагирования молодежи на эти условия обусловливают актуальность систематического отслеживания процесса ее развития в мониторинговом режиме.
Российская академия наук Институт социально-политических исследований Институт социалогии РАН Rambler's Top100