Отдел социологии молодёжи института социально-политических исследований РАН
Лицензия   |   Контакты   
Актуальные темы
Социальное развитие молодежи: тенденции и противоречия общественного воспроизводства

Источник: Россия: новая социальная реальность. Социальная и социально-политическая ситуация в России в 2010 г. М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2011. С. 232-257. Зубок Ю.А., Чупров В.И. Социальное развитие молодежи: тенденции и противоречия общественного воспроизводства



СОЦИАЛЬНОЕ РАЗВИТИЕ МОЛОДЕЖИ:
ТЕНДЕНЦИИ И ПРОТИВОРЕЧИЯ
В ОБЩЕСТВЕННОМ ВОСПРОИЗВОДСТВЕ



В результате смены поколений, осуществляется простое или расширенное воспроизводство социальной структуры, в ходе которого раскрывается социальная сущность молодежи, выявляются ее основные социальные функции1. Важнейшими из них являются воспроизводственная, инновационная и трансляционная. Реализация воспроизводственной функции направлена на преемственность молодежью опыта родительских поколений и сложившейся структуры общественных отношений. Благодаря своему инновационному потенциалу она обновляет этот опыт, участвуя в совершенствовании и преобразовании общества. И, наконец, каждое поколение призвано передать унаследованный и обновленный опыт последующим поколениям. Реализуя свои социальные функции, молодежь становится субъектом общественного производства и общественной жизни. Тем самым осуществляется ее развитие, а также обеспечивается сохранение целостности и расширенное воспроизводство общества. Таким образом, социальное развитие молодежи рассматривается как процесс становления ее социальной субъектности в производстве материальных условий жизни и в духовном производстве.
На эмпирическом уровне социальное развитие молодежи представляет собой последовательный процесс изменения социального положения и детерминированных им духовных сил, отражающихся в особенностях группового сознания и в специфических формах социальной деятельности. Методика социологического исследования данного процесса включает систему показателей и критериев развития, а также методы их количественного измерения2.

Развитие молодежи как субъекта производства материальных условий жизни3. Проанализируем тенденции развития молодежи в процессе ее становления как субъекта материальных условий жизни. Интегральными показателями развития выступают мотивация труда; положение в материальном производстве; в сфере распределения, обмена и социального обслуживания; материальное положение; потребительские ориентации молодежи.
Мотивация труда не случайно считается в классической социологии важнейшим фактором социальной эволюции. М.Вебер связывал с ее изменением развитие капиталистических отношений. Поэтому, рассматривая мотивационную структуру в качестве интегрального показателя социального развития молодежи, мы стремимся определить, прежде всего, в какой степени изменение потребностей, интересов и ценностей молодежи, занятой в сфере труда соответствует характеру современных рыночных отношений. Исходным пунктом мотивации является потребность (см. табл. 1).


Таблица 1
Изменение потребности в труде
РФ, молодежь, % от числа опрошенных
Как бы поступил,
если бы был материально обеспечен
Распределение ответов*

1990
1994
1997
1999
2002
Не стал бы работать
16,0
12,5
11,3
14,3
15,4
Не спеша подбирал бы себе
интересующую работу
44,5
53,1
57,0
53,5
52,2
Не представляю, как можно жить без труда,
все равно буду работать
18,8
15,1
23,7
22,8
27,0
* Без учета количества неответивших.
Источник: Отдел социологии молодежи ИСПИ РАН.

Как видно из табл. 1, отмечается в целом положительная динамика потребности в труде. Об этом свидетельствует последовательный рост, начиная с 1990 г., значения варианта ответа «не представляю, как можно жить без труда», соответствующего высокому уровню потребности. В 2002 г. доля молодежи, характеризующаяся высоким уровнем потребности в труде, достигла 27%. Вместе с тем заметно снижение в 1994 г. и 1997 г. доли респондентов, ответивших, что не стали бы работать, если бы были материально обеспечены. Видимо, в условиях социальной неопределенности первой половины 90-х гг. и периода дефолта возникли внутренние стимулы, повлиявшие на изменение потребности в труде.
Подтверждается данная тенденция и в анализе отношения к работе. Оно оценивалось по семибалльной шкале, как состояние неудовлетворенности в связи с отсутствием или недостатком интересной работы (см. табл.2).


Таблица 2
Изменение потребности в интересной работе
РФ, молодежь

Распределение оценок (К)

1990
1994
1997
1999
2002
2007
Потребность в интересной работе
5,04
4,48
4,69
4,43
4,51
4,51
К – средневзвешенный коэффициент по семибалльной шкале.
Источник: Отдел социологии молодежи ИСПИ РАН.

Высокие значения коэффициентов показывают, что большинство молодых людей ощущают потребность в интересной работе, хотя заметно снижение значений оценок потребности в ней в периоды неопределенности. В 2007 г. лишь 15,2% респондентов ответили, что не нуждаются в ней. Очень нуждаются (отметили 5, 6 и 7 позиций), т.е. испытывают высокую степень потребности в интересной работе 55,8% респондентов. Тем самым выявляется специфика, присущая российской молодежи, традиционно, еще с советских времен, ориентированная на содержание труда. Большинство нуждается не в любой работе, а в интересной. И, хотя за период рыночных реформ в России приоритетное место в мотивационной структуре принадлежит заработку, все же в латентной форме устойчиво прослеживается установка на содержание и условия труда.
Однако ценностная составляющая мотивационной структуры в сфере труда молодежи претерпела в прошедший период существенные изменения. Она анализировалась на основе представлений молодых людей о смысле труда в их жизни (см. табл. 3).


Таблица 3
Изменение ценностных представлений о труде
РФ, молодежь, % от числа опрошенных
Представления о смысле труда
Распределение ответов

1990
1994
1997
1999
2002
2007
Ощущение своей полезности
31,6
26,4
25,7
26,8
23,1
21,2
Средство достижения других целей
27,5
35,2
43,1
37,5
43,7
51,4
Удовлетворенность
12,0
10,0
9,2
12,2
12,5
9,5
«Обязаловка»
4,5
4,4
4,2
5,5
5,5
8,7
Творчество
9,4
8,8
7,1
7,9
6,9
4,8
Общение
15,0
12,5
10,8
10,1
8,3
4,5
Итого: терминальные ценности
53,0
45,2
42,0
46,9
42,5
35,5
Итого: инструментальные ценности
47,0
54,8
58,0
59,1
57,5
64,5
Источник: Отдел социологии молодежи ИСПИ РАН.

Смысловое содержание терминальной ценности труда, характеризующее его самоценное значение, определялось в следующих переменных: ощущение своей полезности, удовлетворенность, творчество. Начиная с 1997 г. наблюдается снижение доли респондентов, выбравших одно из этих значений, т.е. терминальной ценности труда. Соответственно повысилась инструментальная ценность труда, определяющая его смысл как средство реализации других целей, либо как «обязаловка», или способ общения. При этом повышение значений инструментальных мотивов, также отмечается в связи с ростом социальной неопределенности в первой половине 90-х гг., в период дефолта и в преддверие финансового кризиса. Таким образом, сохраняющаяся на достаточно высоком уровне потребность в труде, сопровождается растущей инструментализацией отношения к нему со стороны молодежи.
В связи с социальной неопределенностью отмечаются тенденции изменений трудовой этики как фактора личного самоопределения молодежи (см. табл. 4).
Как видно в самоощущении себя личностью профессионализм неизменно занимает ведущее место в самоопределении молодежи. При этом за анализируемый период произошла заметная переориентация молодежи в отношении к труду. С шестого (в 1990 г.) на второе (в 2007 г.) место переместилась предприимчивость как фактор личностного самоопределения. Причем, в данной тенденции прослеживается российская специфика, проявившаяся в перемещении на третью позицию полезных связей. Видимо, это явилось следствием повышения уровня социальной определенности в стране и некоторой стабилизации материального положения молодежи в предкризисный период. Заметно меньшую роль стали играть деньги и материальные блага, которые до 2002 г. занимали среди факторов личностного самоопределения лидирующие позиции.


Таблица 4
Изменение представлений о факторах личностного самоопределения
РФ, молодежь
Факторы
личностного
самоопределения
Распределение ответов (К)

1990
1999
2002
2007

К
Р
К
Р
К
Р
К
Р
Трудолюбие
4,31
3
5,45
3
5,75
3
5,45
5
Профессиональное мастерство
5,03
1
5,94
1
5,97
1
5,88
1
Предприимчивость
3,32
6
5,39
4
5,64
5
5,60
2
Деньги, материальные блага
4,22
4
5,57
2
5,80
2
5,51
4
Полезные связи
4,16
5
5,51
5
5,68
4
5,55
3
Честность, принципиальность
4,98
2
5,03
6
5,05
6
5,02
6
К – средневзвешенный коэффициент по семибалльной шкале. Р – ранг.
Источник: Отдел социологии молодежи ИСПИ РАН.

Однако, несмотря на положительную направленность отмеченных изменений в отношении к труду, было бы преждевременным делать вывод о позитивной динамике мотивации молодежи в данной сфере. Скорее она отражает противоречие между объективной потребностью в современной трудовой этике и реально осуществляемой политикой в сфере труда молодежи. В результате в 2007 г. по сравнению с 2002 г. заметно снизилась в абсолютном выражении доля респондентов, выделивших среди факторов, способствующих осознанию себя как личности, трудолюбие, профессионализм, предприимчивость. Средневзвешенные значения трудолюбия снизились с 5,75 в 2002 г. до 5,45 в 2007 г., профессионализма, соответственно, с 5,97 до 5,88, предприимчивости – с 5,64 до 5,60. Подобные негативные тенденции отражают последствия усиливающейся пропаганды обогащения, обесценивающей добросовестный, честный труд, как источник благополучия. Внедряя в сознание молодежи завышенные потребительские ориентации, и надеясь, при этом, на саморегуляцию рынка в формировании профессионализма и трудолюбия, вряд ли можно рассчитывать на успех. Это приводит лишь к росту неопределенности в сознании молодежи и к росту социальной напряженности.
В результате такой молодежной политики в мотивационной сфере сознания молодежи стало меняться представление о современной этике труда. Рационализм, лежащий в основе современного общества, утрачивает в представлениях российской молодежи свои важнейшие составляющие. Это подтверждается ответами молодежи на вопрос о важности для современного человека таких статусных характеристик как профессионализм, добросовестный труд, порядочность. Так, средневзвешенное значение важности профессионализма равнялось в 2002 г. 6,11 баллов, а в 2007 г. 5,99; важности добросовестного труда, соответственно, 6,29 и 5,51; важности порядочности, нравственных качеств 5,78 и 5,58. Образ современного общества все больше связывается в сознании молодежи не с достижениями в труде, а с представлениями о «красивой жизни».
В анализируемый период в мотивации труда молодежи произошли изменения, свидетельствующие о замедлении процесса формирования современной этики труда среди российской молодежи, что негативно отражается на воспроизводстве трудовых отношений в российском обществе.
Положение в материальном производстве рассматривается в качестве интегрального показателя становления молодежи как субъекта производства материальных условий жизни. Тенденции изменения ее занятости в данной сфере, степени интегрированности в государственный и негосударственный секторы материального производства, уровня образования и квалификации определяют не только направленность ее социального развития, но и потенциал воспроизводства материальных условий жизни в обществе.
Занятость молодых людей в сфере материального производства постоянно сокращается. Если в 1990 г. в отраслях материального производства было занято 80% работающей молодежи, в 1994 г. – чуть больше 60%, то в 1999 г. 44%. Продолжилось снижение занятости молодежи в материальном производстве и в относительно благополучный предкризисный период. Так в 2002 г. в данной сфере работали 41,4% молодежи, а в 2007 г. – 39,8%. Хотя темпы оттока молодежи из сферы материального производства, по сравнению с началом 90-х гг. замедлились, тем не менее, сохраняющуюся тенденцию нельзя признать удовлетворительной.
Кардинальные изменения произошли в постсоветский период в ориентациях молодежи на занятость в различных секторах экономики (см. табл. 5).

Таблица 5
Изменение ориентаций на различные формы занятости
РФ, молодежь, % от числа опрошенных
Предпочли бы работать при наличии выбора
Распределение ответов

1990
1997
1999
2002
На государственном предприятии
51,5
24,4
26,3
25,3
Заниматься индивидуальной трудовой деятельностью
14,3
8,4
12,3
16,7
Работать в кооперативе (колхозе)
32,1
2,8
2,1
1,5
Работать в частной отечественной фирме
-
18,6
13,8
11,4
Работать в совместном предприятии
-
18,9
16,7
14,6
Работать в иностранной фирме
-
28,3
24,8
25,0
Завербоваться на работу в труднодоступные районы
8,3
1,2
0,8
1,3
Завербоваться на работу за границу
-
12,6
13,7
13,7
Организовать собственное дело, свой бизнес
-
31,8
38,0
57,8
Работать на семейном подряде
7,7
1.8
3,5
6,4
Источник: Отдел социологии молодежи ИСПИ РАН.

Во-первых, произошло существенное расширение после 1990 г. форм занятости. Появились новые формы занятости, что расширило возможности для молодежи выбора места работы. Во-вторых, последовательное снижение интереса к предприятиям государственного сектора. В-третьих, растущее стремление к индивидуальной трудовой деятельности, к семейному подряду и к организации собственного бизнеса. В-четвертых, предпочтение работы на иностранных фирмах по сравнению с отечественными. Причем, доверие отечественным частным фирмам и совместным предприятиям заметно снизилось после 1997 г., что связано с последствиями дефолта.
Такие ориентации молодежи проявились в перераспределении ее занятости из государственного сектора материального производства в негосударственный. В 1994 г. занятость молодежи в госсекторе экономики по сравнению с 1990 г. сократилась в 1,5 раза и составила 63,9%. И в дальнейшем данная тенденция продолжилась, хотя и замедленными темпами. В 1997 г. ее занятость в госсекторе равнялась 58% от общей численности работающей молодежи. За период с 2002 г. по 2007 г. она сократилась с 41% до 17,5%, т.е. более чем в два раза. В предкризисный (2008) год 76,9% молодежи, занятой в материальном производстве, работали в акционерных и частных предприятиях. Это положительно отразилось на их материальном положении, поскольку оплата труда в негосударственном секторе выше, чем в государственном. Однако ослабление воспроизводственного потенциала госсектора, в котором сосредоточена значительная часть промышленности и других стратегически важных отраслей производства, весьма негативно сказывается на развитии экономики страны.
Отток молодежи из материального производства сопровождается не только снижением количественных показателей социального развития молодежи в данной сфере, но и качественных. В начале 90-х гг. подавляющее большинство (более 80%) достигало профессиональной зрелости и экономической самостоятельности лишь к 30 годам, т.е. за пределами молодежного возраста. Высокий уровень профессионального статуса в материальном производстве по таким показателям как квалификация, заработная плата, удовлетворенность работой отмечался в 1994 г. лишь у десятой части молодых людей. Прослеживается снижение уровня образования молодежи, занятой в материальном производстве с 2002 г. по 2007 г., в том числе имеющих среднее образование с 26,2% до 20,3%, среднее специальное – с 46,1% до 45,1%, незаконченное высшее и высшее – с 19,8% до 16,3%. И хотя отмечается рост квалификации занятых в данной сфере молодых людей (в самооценках по семибалльной шкале с 4,67 до 4,92 пунктов), снижение уровня образования негативно отражается на профессиональном статусе этой части молодежи.
На причину подобных негативных тенденций указывает анализ возможностей самореализации молодежи в материальном производстве (см. табл. 6).


Таблица 6
Оценка возможностей самореализации молодежи
в материальном производстве
РФ, молодежь
Возможности
Распределение оценок (К)

1990
1997
2002
2007
Повысить свою квалификацию
4,46
4,01
4,58
4,52
Повысить свою заработную плату
3,29
3,15
3,86
3,83
Сделать свой бизнес
-
2,55
2,76
2,70
К – средневзвешенный коэффициент по семибалльной шкале.
Источник: Отдел социологии молодежи ИСПИ РАН.

Во-первых, налицо противоречие между относительно высокими значениями возможностей повышения квалификации и низкими оценками возможностей повышения заработной платы. В 1990 г. в разной степени имели возможность повысить квалификацию 37,8% респондентов, а заработную плату – 28,1%. В 2007 г. возможности самореализации значительно возросли, но соотношение осталось прежним: 53,9% респондентов имели возможность повысить квалификацию и 36,1% – заработную плату. Иначе говоря, возможности качественного роста рабочей силы не обеспечиваются соответствующим уровнем заработной платы. Во-вторых, крайне низкие оценки возможности сделать свой бизнес, т.е. предпринимательской деятельности молодежи в этой сфере производства. Отсюда и отмеченное выше снижение качественных показателей профессионального статуса молодежи в материальном производстве. В-третьих, прослеживается связь возможностей самореализации и уровнем социальной неопределенности. Отмечается заметное снижение значений оценок возможностей самореализации молодежи в 1997 г. и 2007 г., т.е. годы, предшествующие дефолту и финансовому кризису.
Одним из главных факторов, препятствующих интеграции молодежи в материальное производство, является молодежная безработица. По данным Департамента занятости Минтруда, в 1992 г. она составляла 38,1%; в 1995 г. – 35,8%; в 1996 г. – 34,5; в 1997 г. – 31,8%; в 1998 г. – 32%; в 1999 г. – 34,5%, в 2002 г. – 32%. Как видно, несмотря на тенденцию снижения, молодежь устойчиво составляет третью часть от общей численности безработных. В кризисном, 2008 г. Правительству удалось удержать безработицу среди молодежи на уровне 32%, путем снижения оплаты труда и перевода на неполную рабочую неделю. Однако она остается очень высокой и превышает средний уровень молодежной безработицы в странах Евросоюза, составляющий 20,6%. Особенно тревожным выглядит тот факт, что безработица увеличивается за счет выпускников ПТУ, техникумов и вузов. По данным Минобразования в 2009 г. около 100 тыс. выпускников учебных заведений не могли трудоустроиться.
В целом следует признать, что по большинству показателей положение молодежи в сфере материального производства за период постсоветских реформ стало хуже, а ее развитие замедлилось. Последствия этих тенденций уже отозвались в воспроизводстве промышленного потенциала страны. В 2010 г. начали предприниматься меры по укреплению ряда ведущих предприятий машиностроения и оборонного комплекса. Но для восполнения дефицита квалифицированной рабочей силы, образовавшегося в прошлые годы, в связи с оттоком молодежи из материального производства, потребуются годы.
Положение в сфере распределения и обмена является показателем развития молодежи, занятой банковской, посреднической деятельностью, оказанием услуг (включая охрану), торговлей, общественным питанием, материально-техническим снабжением и сбытом. В начале 90-х гг. отмечалось значительное увеличение доли молодежи в данной сфере, что связано с перераспределением ее занятости из сферы материального производства. Если в 1990 г. занятость молодежи в сфере распределения и обмена составляла около 9% от общей численности работающей молодежи, то в 1999 г. она выросла до 17,2%, т.е. в 2 раза. Затем темпы роста ее занятости в этой сфере снизились, но положительная тенденция сохраняется. В 2002 г. она составила 20,6%, а в 2007 г. – в данной сфере было занято 22,7% молодежи. Около 80% молодежи, занятой в сфере распределения и обмена, работают в негосударственном секторе. Поэтому для социального развития молодежи рост занятости в сфере распределения и обмена имеет положительное значение, учитывая более широкие возможности повышения материального положения, по сравнению с материальным производством и дальнейшие перспективы развития данной сферы в России.
Причем, за период после 2002 г. процесс перераспределения ее в негосударственный сектор заметно активизировался. В 2002 г. работали в государственном секторе 17,5% и в негосударственном 75% молодежи, занятой в этой сфере, а в 2007 г., соответственно, 7,9% и 82,5%. Это отражает общую тенденцию снижения доли государства в данной сфере.
Отмечен рост качественных показателей занятости молодежи в сфере распределения и обмена. Повысился уровень среднего общего образования с 17,2% в 2002 г. до 24,3% в 2007 г. и среднего специального образования – соответственно с 43,3% до 45,7%. А также уровень квалификации (средневзвешенное значении по семибалльной шкале) с 4,77 до 4,99. По всем другим показателям также можно констатировать положительную тенденцию изменения, что свидетельствует о позитивном влиянии инновационного потенциала молодежи в данной сфере.
Положение в сфере социального обслуживания характеризует развитие молодежи, трудовая деятельность которой связана со здравоохранением, физической культурой, экологией, нотариатом, юриспруденцией, правоохранительной деятельностью, жилищно-коммунальным и бытовым обслуживанием, социальным обеспечением и страхованием. В 1990 г. в сфере социального обслуживания было занято около 11% от общей численности работающей молодежи. А уже в 1999 г. – 22,7%. В 2002 г. ее доля в этой сфере составила 23,5% работающей молодежи. Однако в 2007 г. отмечено снижение ее занятости до 17,8%. Снижение произошло преимущественно за счет сокращения государственного сектора в сфере обслуживания. Занятость молодежи в государственном секторе сократилась в этот период с 65,3% до 55,5%.
За прошедший период несколько улучшился качественный состав занятости молодежи в сфере социального обслуживания. Увеличилась доля молодежи с незаконченным высшим и высшим образованием с 18% в 2002г. до 21,8% в 2007 г., повысился уровень квалификации (с 4,68 до 4,73 по семибалльной шкале). Все это свидетельствует о позитивной тенденции развития молодежи в анализируемый период и ее положительного влияния на качественное обновление и расширенное воспроизводство сферы социального обслуживания.
Материальное положение и потребление. В период с 1990 г. по 1994 г. уровень жизни молодежи оставался крайне низким. Каждый третий (32,1%) молодой человек постоянно испытывал нужду и едва сводил концы с концами. Причем среди нуждающихся оказались представители всех слоев молодежи. Предпринятые меры по повышению уровня доходов населения в период с 2002 г. по 2007 г. позитивно отразились на материальном положении молодежи. Ее доходы выросли по сравнению с 2002 г. в три раза. Несмотря на то, что возросшие денежные доходы в значительной мере поглощаются ростом инфляции и розничных цен, нельзя не отметить заметное повышение качества жизни молодежи. Это подтверждается и субъективными оценками молодых людей (см. табл.7).
Доля молодежи, оценивающей собственный уровень жизни как низкий («Я едва свожу концы с концами», «моих денег хватает только на питание и недорогую одежду), начиная с 1994 г. постоянно снижалась с 37,3% в 1994 г. до 20,6% в 2007 г. Одновременно выросла доля молодежи со средним, по российским меркам, уровнем жизни («Моих доходов хватает на то, чтобы прилично питаться и одеваться», «Мне хватает денег и на хорошую одежду, и на некоторые вещи длительного пользования», «я могу себе позволить некоторые достаточно дорогие предметы домашнего обихода, однако покупку автомобиля мне не осилить») с 57,6% в 1994 г. до 71,2% в 2007 г. Хотя доля молодежи с высоким уровнем жизни не велика («Я могу позволить себе скромный отдых за рубежом и недорогой автомобиль», «я могу позволить себе все, что пожелаю»), она имеет тенденцию роста – с 2,7% в 1994 г. до 8,3% в 2007 г.
Сократилось и число нуждающейся молодежи. Молодые люди стали реже испытывать материальные затруднения. Так, доля молодежи постоянно или часто испытывающая материальные затруднения сократилась в 2,5 раза – с 48,6% в 1994 г. до 19,6% в 2007 г.
Однако анализ указывает на негативные тенденции снижения уровня жизни, связанные с состоянием социальной неопределенности в период дефолта. С 1997 г. по 1999 г. отмечается рост доли остронуждающейся молодежи и снижение средне и высоко обеспеченных ее слоев.


Таблица 7
Изменение оценок молодежью собственного уровня жизни
РФ, молодежь, % от числа опрошенных
Оценки уровня жизни
Распределение ответов

1994
1997
1999
2002
2007
Я едва свожу концы с концами.
Заработанных денег мне с трудом хватает на питание
11,2
13,8
10,6
8,6
3,8
Мне хватает денег только на питание
и недорогую одежду
26,1
29,4
34,9
31,0
16,8
Моих доходов хватает только на то,
чтобы прилично питаться и одеваться.
Дорогие вещи мне не по карману
29,0
24,3
28,4
31,1
28,0
Мне хватает денег и на хорошую одежду,
и на некоторые вещи длительного пользования.
Однако дорогие вещи мне не по карману
20,0
13,0
15,4
15,8
21,3
Я могу позволить себе достаточно дорогие вещи.
Однако покупку автомобиля или отдых за рубежом
мне не осилить
8,6
13,1
8,5
11,0
21,9
Я могу позволить себе скромный отдых за рубежом
и недорогой автомобиль, но покупка
собственной квартиры для меня проблема
2,2
3,9
1,9
2,1
6,7
У меня нет никаких материальных проблем.
Я могу позволить себе практически все, что пожелаю,
включая дорогую импортную машину, квартиру
и многое другое
0,5
0,6
0,2
0,3
1,6
Источник: Отдел социологии молодежи ИСПИ РАН.

Выявленные позитивные изменения материального положения молодежи отразились на изменении потребительских ориентаций молодежи. Это проявилось в растущем стремлении молодых людей к самостоятельной жизни, к отделению от родителей и обретению собственного жилья. Однако данная проблема решается крайне медленно. В период с 1994 г. по 2002 г. доля молодежи, проживающей вместе с родителями, возросла с 57,4% до 69%. И лишь к 2007 г. незначительно снизилась до 66,7%. Несмотря на реализацию приоритетного национального проекта «Доступное и комфортное жилье», доля молодежи проживающей отдельно от родителей в собственной квартире, доме снизилась с 20,6% в 2002 г. до 15,5% в 2007 г. Зато возросло количество молодежи, проживающей в общежитиях или у родственников (с 3,7% в 2002 г. до 4,9% в 2007 г.), а также, снимающих комнату или угол (соответственно, с 5% до 9,1%). То есть приобретение собственного жилья было и остается практически недоступным для молодежи, что не может не отражаться на ее социальном развитии.
Несмотря на низкий уровень жизни молодежи, по ряду показателей выявляются положительные тенденции изменения ее материального положения. Особенно заметны изменения в предкризисный период, отмеченный ростом социальной определенности. Улучшение материального положения является значимым фактором социального развития молодежи, что найдет отражение в расширенном воспроизводстве не только условий жизни, но и духовной сферы.

Развитие молодежи как субъекта духовного производства и духовной жизни. Интегральными показателями развития молодежи как субъекта духовного производства являются: положение в сфере духовного производства, образовательный статус, изменения в духовной сфере сознания и в политическом сознании.
Положение в сфере духовного производства характеризует развитие молодежи, основная деятельность которой связана с учебой, либо с трудом в области культуры, искусства, науки, образования, литературы, информации, включая СМИ. В период с 1990 г. по 1999 г. численность молодежи, занятой в данной сфере оставалась неизменной и составляла 49,4%, в том числе 35,8 учащихся и 13,6% работающих. К 2002 г. она возросла до 53% (41% учащихся и 12% работающих). В 2007 г. в данной сфере было занято 56,4% молодежи, в том числе доля учащихся составила 41,4%, а доля работающих – 15%. В составе работающих 7,3% совмещали работу с учебой, а среди учащихся 4,3% совмещали учебу с работой. Иначе говоря, каждый десятый молодой человек работал и учился. За период с 1997 г. по 2007 г. показатели социального развития молодежи в сфере духовного производства претерпели заметные изменения (см. табл. 8).
Положительная динамика выявлена в анализе состава учащихся по формам оплаты обучения. Доля учащихся в государственных учебных учреждениях, обучающихся на бесплатной основе, повысилась, а с частичной и полной оплатой снизилась с 29,1% в 2002 г. до 25,8% в 2007 г. Это расширяет доступность образования для молодежи, особенно неимущей ее части, и способствует ее социальному развитию. Доля молодежи, признавшей платное образование недоступным для себя, снизилась с 47,8% в 1997 г. до 32,6% в 2007 г., хотя остается высокой. Продолжился рост числа учащихся и студентов в негосударственных и частных учебных заведениях, что способствует расширению элитарного образования.


Таблица 8
Изменение показателей социального развития
в сфере духовного производства
РФ, учащаяся молодежь, % от числа опрошенных
Показатели
Индикаторы
1997
1999
2002
2007
Обучение по формам оплаты
Государственное бесплатное
87,9
73,7
66,2
67,9

Государственное
с частичной или полной оплатой
10,0
22,6
29,1
25,8

Негосударственное, частное
2,1
3,7
4,8
6,3
Доступность платного образования
Практически не доступно
47,8
51,0
44,8
32,6
Источник: Отдел социологии молодежи ИСПИ РАН.

Произошли изменения и в составе молодежи, занятой работой в сфере духовного производства (см. табл. 9).
Таблица 9
Изменение показателей социального развития
в сфере духовного производства
РФ, работающая молодежь, % от числа опрошенных
Показатели
Индикаторы
1999
2002
2007
Занятость работой
в сфере духовного производства
Доля работающих в сфере духовного
производства
13,6
11,9
15,0

Доля работающих в госсекторе сферы
духовного производства
68,4
71,9
36,6

Доля работающих в негосударственном
секторе духовного производства
31,6
29,0
63,4
Уровень квалификации
Самооценка уровня квалификации (К)
4,89
4,7
4,97
Источник: Отдел социологии молодежи ИСПИ РАН.

В итоге занятость молодежи в негосударственном секторе духовного производства выросла в 2 раза (с 31,6% в 1999 г. до 63,4% в 2007 г.). Это свидетельствует, что государство все более отстраняется от участия в развитии культуры и духовной жизни общества.
Вместе с тем в расширении негосударственного сектора духовного производства нельзя не видеть и положительные моменты. Они связаны с привлечением дополнительных средств в развитие культуры и с расширением форм духовной жизни общества. Значительно повысился уровень квалификации молодежи, занятой в духовной сфере. Самооценка уровня квалификации по семибалльной шкале составила в 1999 г. 4,89, а в 2007 г. – 4,97 пунктов. То есть по всем показателям, кроме занятости в госсекторе, отмечается положительная тенденция развития молодежи и рост ее воспроизводственного потенциала в духовном производстве, хотя прослеживаются колебания их значений в 2002 г., что связано, по всей видимости, с последствиями дефолта.
Однако о положении молодежи в духовном производстве недостаточно судить, лишь на основе показателей ее занятости в данной сфере. Эти показатели характеризуют положение только тех молодых людей, которые учатся или тех, которые работают в отраслях духовного производства. По существу же духовное развитие молодежи в целом определяется ее включенностью в духовную жизнь общества. Поэтому в качестве показателей социального развития молодежи в духовном производстве и в духовной жизни выступают также образовательный статус, духовные ценности, политическое сознание.
Образовательный статус является одной из важнейших характеристик становления социальной субъектности молодежи. Он определяется как объективными показателями уровня образования, так и субъективными, отражающими состояние мотивационной структуры сознания в данной сфере.
Разрушительные тенденции во всех сферах жизни общества, характерные для начала 90-х гг., негативно отразились на образовательном статусе молодежи. Пик девальвации когнитивных ценностей пришелся на 1994 г. (см. табл. 10).


Таблица 10
Изменение ценности знаний
РФ, молодежь, % от числа опрошенных
Суждения
1990
1994
1997
1999
2002
Знания – это главное достояние человека
33,9
32,9
40,7
42,0
41,1
Знания важны лишь в определенных ситуациях
15,8
22,1
19,0
22,8
22,2
Знания – не самоцель,
а средство достижения других целей
38,9
44,1
40,3
35,2
36,8
Источник: Отдел социологии молодежи ИСПИ РАН.

Из табл. 10 следует, что число сторонников суждения – «Знания – это главное достояние человека» соответствующее терминальной ценности знаний заметно снизилось (32,9%) и одновременно повысилась доля сторонников суждения – «Знания – не самоцель, а средство достижения других целей», характеризующего инструментальную ценность знаний (44,1%). Начиная с 1997 г. наметился некоторый рост терминальной и снижения инструментальной ценности знания. Вместе с тем, учитывая долю молодежи, разделяющей суждение – «Знания важны лишь в определенных ситуациях», также имеющего инструментальный оттенок, можно говорить о доминировании прагматичного отношения молодежи к знаниям.
Аналогичные тенденции прослеживаются и в изменении ценности образования (см. табл. 11).


Таблица 11
Изменение ценности образования
РФ, молодежь, % от числа опрошенных
Представления о смысле образования
1990
1994
1997
2002
2007
Раскрытие способностей
19,4
20,7
21,0
21,0
15,0
Средство
20,1
22,5
23,3
20,3
13,4
Потребность
16,5
13,9
14,9
16,6
12,5
Познание
29,4
23,0
23,8
21,0
29,2
«Обязаловка»
3,8
3,5
3,6
3,9
9,3
Диплом
11,2
10,0
12,7
17,2
21,5
Итого: терминальные ценности
65,3
57,6
59,7
58,6
56,7
Итого: инструментальные ценности
34,7
42,4
40,3
41,4
43,3
Источник: Отдел социологии молодежи ИСПИ РАН.

Терминальная ценность образования определялась набором следующих смысловых значений: раскрытие способностей, потребность, познание. К инструментальной ценности относились смысловые значения – средство реализации других целей, «обязаловка», получение диплома. Из анализа таблицы следует, что терминальная ценность образования доминирует в сознании молодежи. Наилучшее соотношение терминальной и инструментальной ценностей отмечено в 1990 г. Здесь, видимо проявилось влияние советской модели отношения к образованию. Однако уже в 1994 г. и в последующие годы доля терминальной ценности образования в структуре сознания с незначительными колебаниями снижается, а инструментальной возрастает. Во многом это связано с неэффективным реформированием образования. Наивысшего значения процесс инструментализации отношения к образованию молодежи достиг в 2007 г.
Уменьшилось значение показателя потребности в образовании, измеряемого по семибалльной шкале с 4,65 в 2002 г. до 4,52 в 2007 г. Излишне говорить, что отсутствие потребности в образовании или ее недостаток становится препятствием в социальном продвижении и духовном развитии этой части молодежи. Формирование инструментального отношения к образованию прослеживается на протяжении всего периода его реформирования. Особенно заметно это стало проявляться в последние годы. Обсуждение проекта стандарта образования в старших классах сделало очевидным, как в некритичном заимствовании западных моделей образования кроется разрушение его традиционных основ.
Об эффективности проводимых реформ в сфере образования косвенно можно судить по тому, как используются подготовленные специалисты в производстве (см. табл. 12).


Таблица 12
Соответствие полученной специальности выполняемой работе
РФ, молодежь, % от числа опрошенных
Степень соответствия
1990
1994
1997
2002
Полное соответствие
43,7
34,1
36,1
34,7
Работа по близкой, схожей специальности
18,0
17,4
17,3
14,1
Работа совершенно по другой специальности
26,3
27,2
27,6
33,1
Специальности не имею
7,6
9,4
14,0
16,3
Источник: Отдел социологии молодежи ИСПИ РАН.

В 1990 г. две трети (61,7%) молодых людей работали в соответствие с полученной, или близкой, специальностью. Снижение этой доли (до 51,5%) отмечается в 1994 г., в котором состояние неопределенности во всех сферах производства и общественной жизни достигает кульминации. Однако наибольший процент работающих не в соответствие с приобретенной в различных формах профессионального образования специальностью (33,1%) отмечается в 2002 г. Здесь, наверное, проявились последствия дефолта. Не случаен в этой связи и рост доли работающей молодежи, не имеющей специальности. Конечно, может быть много объективных и субъективных причин, по которым молодой человек выбирает другую специальность. Но если каждый третий работает не по специальности, а каждый шестой вообще ее не имеет, следует задуматься над системными причинами. Они коренятся в развале системы среднего специального образования в 90-е гг. и в непродуманном реформировании высшей школы.
Это подтверждается и в анализе реализации национального проекта «Образование», провозглашенного в числе других приоритетных проектов в 2006 г. Анализ реализации данного проекта, проведенный в 2008 г., показал, что знакомы подробно с ним лишь 22,1% молодежи, соответственно столько же связывали с ним свои ожидания. Ощутили на себе его влияние 16,2% и выразили удовлетворенность от его реализации 7,1% молодежи. Уже по этим данным можно судить о недостаточной эффективности данного проекта.
По большинству показателей образовательного статуса отмечаются негативные тенденции развития молодежи. Это во многом явилось следствием непродуманных реформ. Молодежь не понимает их смысла, не видит реальных преимуществ от их проведения и оказывается неготовой к постоянной смене правил в системе образования. Последствия деформации образовательного статуса молодежи проявляются сегодня в снижении уровня воспроизводства квалифицированных кадров по рабочим и инженерным специальностям во всех отраслях экономики.
Изменения в духовной сфере сознания. Духовность обычно обозначает ориентацию на высшие ценности и проявляется в тех или иных элементах духовной жизни – нравственных чувствах, в убеждениях, верованиях. Поэтому состояние духовной сферы сознания характеризуется как направленностью ее основных структурных составляющих – потребностей, интересов, ценностей, так и различных элементов духовной связи взаимодействующих групп молодежи.
На эмпирическом уровне показатель духовных потребностей конкретизируется на основе оценок степени нуждаемости молодых людей в таких формах духовной связи и духовных проявлений как семья, любовь, общение с друзьями, признание окружающих, приобщение к прекрасному (см. табл. 13).
Характер распределения духовных потребностей практически не изменился за прошедшие годы. Ведущие позиции стабильно занимают потребность в любви и в общении с друзьями. Вместе с тем, по сравнению с 1990 г. заметно снизились абсолютные значения оценок по всем показателям потребностей, что указывает на негативную динамику их изменений, хотя порядок ранговых распределений почти не изменился. Высокую степень духовной потребности (5,6 или 7 позиции по семибалльной шкале) проявили в общении с друзьями в 1990 г. 84,3% респондентов, а в 2007 г. – 45,4%; соответственно в семье – 62,3% и 38,3%; в приобщении к прекрасному – 62,9% и 34,8%; в признании окружающих – 59,1% и 31,4%. В этой тенденции проявился иной уровень духовности советской молодежи, постепенно утрачиваемый в последующие периоды.

Таблица 13
Изменение духовных потребностей
РФ, молодежь
Потребности
Распределение оценок (К)

1990
1994
1997
2002
2007

К
Р
К
Р
К
Р
К
Р
К
Р
В семье, в домашнем очаге
5,00
2
3,31
4
3,12
4
2,89
5
3,60
5
В общении с друзьями
5,99
1
3,92
2
3,74
2
3,44
2
4,00
2
В признании окружающих, в славе
4,75
4
2,96
5
2,86
5
2,98
4
3,63
4
В приобщении к прекрасному,
красоте, искусству
4,95
3
3,72
3
3,57
3
3,28
3
3,80
3
В любви
-
-
4,09
1
4,06
1
3,98
1
4,64
1
К – средневзвешенный коэффициент по семибалльной шкале. Р – ранг.
Источник: Отдел социологии молодежи ИСПИ РАН.

О тенденциях развития молодежи свидетельствует также изменение структуры и направленности ее интересов. Духовные интересы в наиболее выраженной форме проявляются в общении молодых людей со сверстниками, потребность, в которой занимает лидирующую позицию в духовной жизни молодежи (см. табл. 14).


Таблица 14
Изменение интересов общения со сверстниками
РФ, молодежь
Интересы
Распределение оценок (К-1; К-2)

1990
1994
1999
2002
2007

К-1
Р
К-1
Р
К-2
Р
К-2
Р
К-2
Р
Взаимные увлечения
1,13
8
1,11
8
5,57
3
5,63
2
5,49
1
Взаимопомощь
1,34
4
1,16
6
5,85
1
5,73
1
5,34
2
Желание поделиться,
посоветоваться
1,14
7
1,14
7
5,68
2
5,59
3
5,28
3
Совместное времяпрепровождение,
тусовка
1,33
5
1,24
5
5,36
4
5,43
4
5,18
4
Защита друг друга и своих прав
1,67
2
1,55
4
4,78
5
4,93
5
5,02
5
Единство политических взглядов
1,28
6
1,76
1
2,21
8
2,60
8
4,67
6
Сексуальные отношения
1,78
1
1,66
2
3,47
6
3,72
6
4,07
7
Деловые отношения, бизнес
1,46
3
1,59
3
3,15
7
3,51
7
3,72
8
К-1- средневзвешенный коэффициент по двухбалльной шкале. Р – ранг.
К-2 – средневзвешенный коэффициент по семибалльной шкале
Источник: Отдел социологии молодежи ИСПИ РАН.

Четко просматриваются два типа духовных интересов молодежи, доминирующих до средины 90-х гг. и после. В первой половине 90-х гг. преобладают духовные интересы, основанные на единстве политических взглядов, сексуальных отношениях, бизнесе, защите своих прав. Здесь прослеживается влияние, характерной для этого периода социальной неопределенности, вызванной и обострением политической борьбы, и девальвацией нравственных ценностей, и неоднозначным опытом приобщения к бизнесу, и ощущением собственной незащищенности. После 1999 г. направленность духовных интересов молодежи заметно меняется. Политизация и экстремальность отодвигаются на второстепенные позиции, а доминируют отношения, связанные с взаимной помощью, с взаимными увлечениями, с желанием поделиться наболевшим, посоветоваться друг с другом и просто с совместным времяпрепровождением (тусовкой). Эти интересы прочно удерживают первые четыре позиции в мотивационной структуре, практически неизменные на протяжении всего периода с 1999 г. по 2007 г. Реализуя соответствующие потребности, они объединяют молодых людей, ориентированных на смысл общения. То есть в социальном развитии молодежи в этот период доминирующее влияние оказывали духовные интересы, связанные с терминальными ценностями общения.
Все другие интересы в большей мере характеризуют различные способы общения, тем самым придавая духовному развитию этой части молодежи инструментальный характер. Оно определяется духовными интересами, имеющими правовую направленность (общение как способ защиты собственных прав), или политическую (общение как способ реализации общих политических убеждений), или экономическую (общение как способ коммерческих, деловых отношений), или гедонистическую (когда удовольствия, развлечения, сексуальные отношения становятся способами общения).
Одним из факторов духовного развития молодежи является религиозность. Влияние этого фактора, оцениваемого по степени включенности молодых людей в религиозные отношения, стало возрастать после 2002 г. В этот период отмечена положительная тенденция изменения доли верующих среди молодежи с 34,5% в 2002 г. до 37,9% в 2007 г. При этом, несмотря на некоторое сокращение (с 32,4% в 2002 г. до 29,4% в 2007 г.), остается достаточно высокой доля колеблющихся (скорее верю, чем не верю), представляющих потенциал роста религиозности молодежи. О повышении неформальной включенности в религиозные отношения свидетельствует и возрастание доли молодых людей, для которых молитва, обращение к Богу является источником радости и наслаждения, т.е. высшей духовной ценностью. В 2002 г. такую оценку дали, выбрав 5,6 или 7 позиции по семибалльной шкале, 23,9%, а в 2007 г. 26,3% молодежи.
Политическое сознание проявляется в политических ориентациях и взглядах молодых людей, в их отношении к действующим структурам и институтам власти, к политическим партиям и общественным движениям. На эмпирическом уровне оценки этих проявлений политического сознания характеризуют отношение к политике и к структурам власти.
Отношение молодежи к политике, проводимой государством, отражает преимущественно эмоциональный аспект ее политического сознания. Приобретая форму политических настроений, эмоциональные проявления становятся значимой силой, способной захватить и объединить молодых людей в политическое движение. О состоянии настроений молодежи можно судить на основе согласия с утверждениями, отражающими взгляды, наиболее распространенные в молодежной среде. Изменение политических настроений является значимым показателем социального развития молодежи (см. табл. 15).


Таблица 15
Изменение политических настроений
РФ, молодежь, % от числа опрошенных
Утверждения (настроения)
Выразили согласие

1994
1997
2002
2007
Власти нет дела до нужд молодежи, ее используют
только как инструмент в избирательных кампаниях
80,4
87,0
79,1
69,9
У таких людей, как я, нет никаких возможностей
повлиять на действия власти
78,2
86,9
85,1
77,3
Источник: Отдел социологии молодежи ИСПИ РАН.

В перечисленных утверждениях, в эмоциональной форме содержится: во-первых, признание равнодушия со стороны власти к нуждам молодежи; во-вторых, отсутствие надежды на возможность политического влияния на происходящие процессы. Согласие с ними свидетельствует о нигилизме молодежи в отношении к современной политике государства. В 2007 г. заметно уменьшилась доля молодежи, согласной с перечисленными утверждениями, что свидетельствует о понижении градуса нигилизма в политических настроениях и о положительных тенденциях ее развития по этому показателю. Вместе с тем, доля политического нигилизма еще достаточно высока, чтобы признать удовлетворительным состояние политического сознания как показателя социального развития молодежи.
Бифуркационный характер развития политического сознания молодежи прослеживается в анализе уровня ее доверия политическим и общественным институтам. В период с 1997 г. до 1999 г. происходит рост отрицательных значений оценок доверия ко всем институтам, кроме Церкви и армии с -31% до -37,3%. В 2002 г. тенденция снижения уровня доверия молодежи социальным институтам меняет свою направленность. Судя по резкому росту уровня доверия Президенту РФ (с отрицательного значения -78,1% в 1999 г. до положительного 37,1% в 2002 г.) перелом связан, прежде всего, с политическим курсом Президента страны В.В.Путина.
В период с 2002 г. по 2006 г. отмечается рост доверия молодежи ко всем без исключения государственным и общественным институтам (средние значения с -18,8% до -7,1%). Это свидетельствует, что процесс приобретает динамичный режим, направленный на стабилизацию отношений в обществе. Однако нельзя не видеть, что кроме Президента РФ и Церкви оценки доверия ко всем другим институтам сохраняют отрицательные значения. Это говорит о том, что состояние неопределенности в стране до конца не преодолено.
Анализ политических ориентаций молодежи позволяет судить о направленности ее политического сознания. На основании доминирующих ориентаций – государственнических, традиционно-демократических, либерально-демократических, радикально-демократических, национально-патриотических, националистических, парламентаристских с известной долей условности можно выделить соответствующие типы политического сознания молодежи (см. табл. 16).


Таблица 16
Изменение политических ориентаций
РФ, молодежь
Ориентации
1994
1997
1999
2002
2008

К
Р
К
Р
К
Р
К
Р
К
Р
Государственнические
5,53
3
5,78
2
6,1
1/2
6,2
1
6,1
1
Традиционно-демократические
5,92
1
5,97
1
6,1
1/2
6,0
2
6,0
2
Либерально-демократические
570
2
5,35
3
5,6
3
5,57
3
5,4
4/5
Коммунистические
4,61
5
4,98
4
5,3
4
5,38
4
5,7
3
Национально-патриотические
4,84
4
4,89
5
5,2
5
4,94
6
5,4
4/5
Националистические
-
-
4,55
6
4,6
6
5,12
5
5,0
6
Радикально-демократические
4,07
6
4,06
7
4,2
7
4,37
7
4,5
7
К – средневзвешенный коэффициент по семибалльной шкале. Р – ранг.
Источник: Отдел социологии молодежи ИСПИ РАН.

В политическом сознании молодежи определенно прослеживается доминанта, государственнических, традиционно-демократических и либерально-демократических ориентаций. После 1999 г. лидирующие позиции заняли государственнические ориентации, оттеснившие на второе место традиционно-демократические и на третье место либерально-демократические ориентации. Государственнические ориентации остались на первом месте, традиционно-демократические в силу незначительного снижения удельного веса, отодвинулись на второе. Прочно удерживают свои позиции на третьем месте либерально-демократические и на четвертом – коммунистические идеи. При этом перемещение в 2008 г. коммунистических ориентаций на третью позицию связано, скорее всего, не со стремлением молодежи к возврату в советское прошлое, а к справедливости и порядку, подорванными в ее представлении либеральными демократами. В основном сохраняя свое прежнее ранговое значение национально-патриотические, националистические и радикально-демократические ориентации, начиная с 1994 г., последовательно увеличивали удельный вес. Так, значения национально-патриотических идей возросли с 4,84 в 1994 г. до 5,4 в 2008 г. а радикально-демократические – соответственно с 4,07 до 4,5 пунктов.
Важным показателем развития политического сознания молодежи выступает ее гражданская позиция, которая анализировалась на основе идентификации молодежи со следующими представлениями о гражданственности: с принадлежностью к государству, с национальным достоинством, с долгом, с обязанностью, с патриотизмом, конституционными правами, чувством безопасности и защищенности (см. табл.17).


Таблица 17
Изменение идентификационных оснований гражданской позиции
РФ, молодежь
Гражданство идентифицируется с:
1999
2002
2007

К
Р
К
Р
К
Р
Принадлежностью к государству
5,09
1
5,19
1
5,31
1
Национальным достоинством
4,84
3
4,76
3
4,82
2/3
Конституционными правами
4,69
4
4,52
4
4,82
2/3
Долгом, с обязанностью
4,87
2
4,78
2
4,79
4
Патриотизмом
4,37
6
4,37
5
4,58
5
Безопасностью, с чувством защищенности
4,52
5
4,25
6
4,41
6
К – средневзвешенный коэффициент по семибалльной шкале. Р – ранг.
Источник: Отдел социологии молодежи ИСПИ РАН.

Свою гражданскую позицию российская молодежь в первую очередь устойчиво связывает с принадлежность к государству. То есть представление о гражданственности, как духовной ценности, подменяется в сознании молодых людей ощущением формальной связи с государством. Данная тенденция является следствием рационализации, инструментализации гражданских отношений в российском обществе, характерным для постсоветского периода. Она подтверждается и невысоким, пятым, местом, которое занимает в гражданской самоидентификации патриотизм. Вместе с тем в 2007 г. наметилась позитивная связь гражданских идентичностей молодежи с национальным достоинством, укрепляется их правовая основа. Хотя снижается значение долга и обязанности перед государством.
Проведенный анализ политического сознания молодежи наглядно продемонстрировал не раскол, и тем более не поляризацию политических установок молодежи, а сложный и противоречивый процесс кристаллизации нового типа ее сознания. Происходит не простое замещение одних ориентаций другими, а их рекомпановка, перераспределение в новые «гибридные» формы, в которых сосуществуют традиционные и современные политические ценности. Одновременно формируются существенно различающиеся, модели гражданской позиции – с характерными признаками социоцентризма и антропоцентризма. В первой, унаследованной от советского прошлого модели гражданства, с доминантой чувственной, духовной направленности, гражданственность связывается, прежде всего, с патриотизмом, чувством долга и обязательствами перед государством. Этой модели больше соответствует социоцентристская формула «человек для государства». Во второй, условно современной модели гражданства, основанной на примате прав личности, гражданственность ассоциируется с принадлежностью к государству, с ожиданием гарантий конституционных прав и защиты с его стороны. Для этой модели характерна антропоцентристская формула «государство для человека».
По сравнению с 2002 г. отмечено опережающее развитие современной антропоцентристской модели. Среднее значение коэффициентов гражданских идентификаций, антропоцентристской модели возросло с 4,65 в 2002 г. до 4,84 в 2007 г., социоцентристских идентификаций с 4,63 до 4,73 пунктов. В результате в политическом сознании значительной части российской молодежи удивительным образом сочетаются, с одной стороны, низкий уровень доверия государственным органам и одновременное ожидание помощи от государства, а с другой, ориентация на современные западные модели, в которых выживание является уделом каждого. Это указывает на наличие глубинного противоречия в формировании политического сознания молодежи между традиционным и современным, усиливая его экстремальность. Данное противоречие не может не отражаться, на тенденциях ее социального развития, придавая особый характер воспроизводству политической жизни общества.

Изменение роли молодежи в общественном воспроизводстве. Анализ позволяет выявить несколько фундаментальных противоречий, отражающих изменение роли молодежи в воспроизводстве общества за прошедший, постсоветский, период.
1. Противоречие между воспроизводством материального и духовного в социальном развитии молодежи. Уровень развития ее как субъекта материального производства по совокупности показателей существенно превосходит уровень развития ее субъектности в духовном производстве. На это указывает сравнение значений индексов, выражающих оценку уровня (темпов) развития молодежи4. Отставание уровня духовного развития молодежи свидетельствует о нарушении единства диалектически противоположных сторон в механизме общественного воспроизводства.
2. Противоречие, связанное с перераспределением занятости молодежи между сферами производства (из материального производства, в сферу распределения, из госсектора экономики в негосударственный сектор), что приводит не к модернизации, а к демодернизации воспроизводственного процесса в целом. Источник этого противоречия коренится в оттоке молодежи из сферы материального производства, повлекший ее перераспределение в другие сферы, а также отрицательная тенденция изменения качественных показателей образовательного статуса. Снижение воспроизводственного потенциала молодежи в материальном производстве и в образовании привело к деградации этих сфер общественного производства.
3. Противоречие между преемственностью и новаторством молодого поколения, между традиционными моделями воспроизводства молодежью исторического опыта и современными, отвечающими целям модернизации. Это проявилось в инструментализации мотивов труда и в тенденции снижения уровня духовных потребностей. Нарушение связи между традиционным и современным ведет к разрушению межпоколенных отношений и угрожает целостности общества.
4. Противоречие между стихийным и управляемым в реализации воспроизводственной функции молодежи. Оно усиливается в отсутствии четко обозначенных целей и критериев общественного воспроизводства в условиях модернизации. Поэтому ограничивается влияние институциональной регуляции, но активизируется саморегуляция и самоорганизация в молодежной среде.

Российская академия наук Институт социально-политических исследований Институт социалогии РАН Rambler's Top100