Отдел социологии молодёжи института социально-политических исследований РАН
Лицензия   |   Контакты   
Актуальные темы
О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки
Источник: Современная социальная реальность России и государственное управление. Социальная и социально-политическая ситуация в России в 2012 г. Том II. М.: РИЦ ИСПИ РАН, 2014. С. 124-129. Зубок Ю.А. О мерах по реализации государственной политики в области образования и науки.


О МЕРАХ ПО РЕАЛИЗАЦИИ
ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОЛИТИКИ
В ОБЛАСТИ ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ

Подготовка высококвалифицированных кадров непосредственно связана с повышением качественных характеристик образования молодежи. В этой связи проблема состоит во все более обостряющемся противоречии между общественной потребностью в подготовке профессиональных кадров, отвечающих современным требованиям, и сформировавшимся в последние десятилетия отношением молодежи к образованию.
Возможность преодоления этого противоречия в целях совершенствования системы подготовки кадров в стране непосредственно связана с изменением ценностного отношения молодежи к образованию.
Позитивные изменения в отношении к образованию способны стать мощнейшим ресурсом повышения качества подготовки кадров для экономики, общества и государства.
Решающую роль в формировании ценностного отношения к образованию играют социокультурные механизмы – исторические архетипы, габитусы как устойчивые предрасположенности в отношении к образованию, стереотипы, запечатленные в менталитете. Под их влиянием отношение к образованию может меняться, его значимость может усиливаться или ослабевать. Через изменение отношения к образованию общество влияет на формирование профессиональных качеств молодых людей.
Исследования показывают, что российский менталитет позитивно влияет на отношение молодежи к образованию и к знаниям.
Исторически сложилось так, что знания всегда высоко ценились, а образованные знающие люди пользовались особым уважением соплеменников. Однако реформа образования не только не учитывает менталитет россиян, но и противоречит ему.
Прежде всего, это касается принципа доступности образования. Так, в п. 1 ст. 2 настоящего Проекта Закона об образовании образование определяется как «общественно значимое благо», реализуемое «в интересах человека, семьи, общества, государства». И далее вновь подчеркивается, что это «совокупность приобретаемых знаний, умений, навыков, ценностных установок, опыта деятельности и компетенций… в целях интеллектуального, духовно-нравственного, творческого и физического развития человека, удовлетворения его образовательных потребностей и интересов». Однако многолетние исследования, проводимые Отделом социологии молодежи ИСПИ РАН, показывают, четкую зависимость образования молодежи от материальных условий жизни. Высшее образование становится доступным преимущественно материально обеспеченным молодым людям. Это в полной мере распространяется и на элитарное образование, которое по определению предназначено для формирования профессиональной элиты. Особую социальную опасность такое положение приобретает в условиях постоянного роста платных услуг в образовании. Для подавляющего большинства низкообеспеченных слоев молодежи (72,2%) платное образование практически не доступно. Эти молодые люди подвергаются социальной дискриминации и отторгаются от социально значимого блага, которым образование провозглашено в самом Законе. Данное обстоятельство не только противоречит принципам демократии и провозглашенному курсу на инновационное развитие экономики, но также является источником социальных конфликтов между молодежью и государством и провоцирует протестные настроения.
Поэтому не удивительно, что процесс расширения платных услуг не получает поддержки со стороны молодых людей и их родителей. Больше половины респондентов (63,2%) придерживается мнения, что образование, как в высшей, так и в средней школе должно быть бесплатным. Эта позиция весьма устойчива и сохраняется на протяжении всего периода реформирования.
Отторжение вызывает и тот факт, что вопреки самой идее образования как «единого целенаправленного процесса воспитания и обучения», закрепленной в той же статье Закона об образовании, происходит элементарная подмена функции обучения и воспитания оказанием платных образовательных услуг.
Многолетние сравнительные исследования показывают, что модернизация стала фактором, не ослабляющим, а наоборот, усиливающим социальное расслоение в обществе. Об этом можно судить, в частности по такому важнейшему показателю как удовлетворенность проводимыми модернизационными мероприятиями. Наиболее позитивно они отразились в жизненных ситуациях молодых людей с неполным средним и среднеспециальным образованием. При этом первые – учащиеся старших классов средней школы – довольны тем, что расширились возможности поступления в вуз. А вторые – (выпускники средних специальных учебных заведений) – видят позитивные результаты модернизации в возможности продолжить учебу и избежать призыва в армию. Но в целом прослеживается крайне низкая степень удовлетворенности молодежи результатами модернизации образования в стране. Полностью удовлетворены лишь 2,7% респондентов, и 13,7% – скорее удовлетворены, чем не удовлетворены ее проведением. Солидарны в оценках модернизации и их родители. Подобная неудовлетворенность усиливает инструментальное отношение к образованию, что противоречит потребностям экономики, общества, государства.
Таким образом, в ходе подготовки Закона об образовании представляется необходимым не только расширить систему льгот для выходцев из социально незащищенных слоев и предусмотреть усиление государственного и общественного контроля за ее реализацией.
Большинство молодежи и их родители не согласны с концепцией проекта Федерального образовательного стандарта для старших классов общеобразовательной школы, где основной упор делается на профильном образовании по выбору учащихся. Сама идея профильного образования, как оказалось, противоречит пониманию общего среднего образования большинством россиян, в том числе молодых. Больше половины респондентов целью общего среднего образования считают подготовку молодого человека к жизни, для чего необходимо овладение им широким набором знаний и общей культуры. Идеи, реализуемые на данном витке модернизации в аспекте профильного образования, такой возможности не предоставляют.
Таким образом, требуется пересмотр данного стандарта с учетом критики, которая была высказана при его обсуждении.
Неоднозначно влияние ЕГЭ на процесс образования молодежи. По данным исследования, отношение половины молодых людей и их родителей к единому государственному экзамену остается негативным. С одной стороны, ЕГЭ расширил возможности поступления в вузы, с другой стороны, в единый кубок сплетаются различные причины недовольства. В том числе:
– нацеленность на ЕГЭ не стимулирует мышление, особенно в части гуманитарных дисциплин,
– не решена проблема злоупотреблений при оценке знаний выпускников, а мздоимство переместилось из вузов в школы. Учитывать при поступлении средний балл аттестата, а ЕГЭ сделать добровольным, приравняв его к результатам участия в олимпиадах.
Вследствие сохраняющихся противоречий, социологические исследования выявляют нарастающую тенденцию девальвации ценности образования среди молодежи. По сравнению с 2002 г. доля терминальных ценностей, характеризующих самоценное отношение к образованию, сократилась в 1,6 раза.
Процесс инструментализации распространился и на ценность знания. Каждый второй молодой человек считает, что знания – лишь средство решения поставленных задач, а 48,6% молодых людей убеждены, что деньги могут заменить знания. Все это существенно подрывает ресурсы повышения качества подготовки кадров в самом базовом аспекте – мотивации. В результате условия подготовки специалистов становятся неопределенными. В них нарушается баланс между готовностью самих молодых людей, деятельностью образовательных структур по подготовке кадров и потребностями государства.
Из этого следует, что в процессе разработки норм и стандартов, регулирующих отношения в сфере образования необходимо учитывать воспроизводство исторически обусловленных базовых оснований отношения к нему. Это позволит избежать роста социальной напряженности и предотвратить неэффективность предпринимаемой модернизации по причине ее отторжения массовым сознанием.
Преодоление многих противоречий связано с гуманитаризацией образования. Она должна обеспечить связь модернизационных стратегий в этой сфере с традиционным менталитетом россиян, с духовными традициями российского просвещения.
Глобализация и стремительное развитие информационно-коммуникационных систем изменяют повседневный мир молодежи. Динамично нарастает виртуализация образа жизни, повышается доступность любой информации, деформируется языковая молодежная культура, новыми смыслами наполняются межличностные взаимодействия.
Таким образом, необходимо расширение преподавания русского языка и литературы, истории, культуры, других гуманитарных наук для всех учащихся средней школы, а не только для выбравших их в качестве профильного обучения. При этом нуждаются в пересмотре программы этих дисциплин с учетом современных реалий.
В этой связи еще острее стоит вопрос эффективности системы образования в целом, и отдельных образовательных учреждений. Выработка соответствующих критериев зависит от наличия на уровне общества в целом определенности в отношении глобальных целей его развития. Из этих общих целей будут вытекать более конкретные задачи, которые общество и государство ставит перед институтом образования. Исходя из социальных функций образования как института социализации, который не только обслуживает потребности экономики в квалифицированных кадрах, но и интегрирует молодое поколение в систему общих ценностей и норм выстраиваются и критерии оценки его деятельности.
Во-первых, соответствие системы подготовки кадров потребностям экономики. Сегодня наблюдается негативная тенденция в подготовке специалистов, причина которой коренится в несоответствии проводимой реформы образования и существующего рынка труда. Об этом говорит тот факт, что приобретенная специальность редко соответствует фактически выполняемой выпускником работе. В 2011 г. каждый третий молодой специалист работал не по специальности, полученной в вузе. Для сравнения в 2002 г. в полном соответствии с полученной специальностью работали 50,1% молодых специалистов, а по близкой специальности – 25,2%.
Следовательно, процесс подготовки квалифицированных кадров будет эффективнее в случае, если он будет опираться на научно обоснованное прогнозирование изменения экономических трендов. Такая связь образования и потребностей экономики не только не ограничит личные интересы молодежи, но, напротив, снизит неопределенность и риск вследствие спонтанного выбора профессии.
Во-вторых, в Проекте Закона об образовании сказано, что под образованием «понимается единый целенаправленный процесс воспитания и обучения в интересах человека, семьи, общества, государства…». Однако на практике целенаправленно разрушенная в начале реформ связь образования и воспитания так и не была восстановлена и не обрела статус неукоснительно исполняемой нормы.
Вместе с тем необходим тщательный анализ транслируемых системой образования смысложизненных ценностей и форм, в которых такая трансляция осуществляется. Современное молодое поколение формируется в условиях открытости и возрастающей ценности свободы выбора, поэтому прямые воздействия на молодежь сегодня уступают место иным, более вариативным и мягким формам. Молодежь усваивает не только напрямую формулируемые смысловые ориентиры, но и не выраженные. Последние, как правило, содержатся в образцах социальных взаимодействий, которые, вольно, или невольно демонстрирует им система образования, вступая во взаимодействие с ними. Примеры несправедливости, меркантилизма, утилитаризма, прагматизма, беспринципности, с которыми сталкивается учащаяся молодежь, быстрее любых назиданий сформируют и отношение к самой системе образования, и отношение к жизни, и к обществу в целом.
Таким образом, необходимо сформулировать адекватные современным условиям открытости и вариативности индивидуального развития, формы реализации такого важнейшего положения Закона как связь образования и воспитания.
В современных условиях чрезвычайно актуальным представляется критерий, связанный с тем, насколько способствует система образования и воспитания социальной интеграции общества, сохранению его социально-исторической целостности.
Результаты многих исследований, проводимых на протяжении всего постсоветского периода Отделом социологии молодежи ИСПИ РАН, указывают на постоянно снижающийся тренд идентификации молодежи с большими сообществами, в частности, с обществом и государством.
Негативные тенденции проявляются в изменении структуры духовных ценностей молодежи, особенно в аспекте патриотизма, в нарушении духовных связей с родительским поколением, в девальвации нравственных устоев в отношении со сверстниками, что несет в себе потенциал социальной дезинтеграции. Отказ от абсолютных ценностей и переход к договорным отношениям конструирует множество систем ценностей, удобных для комфортного существования отдельных людей или групп.
Таким образом, в целях приостановления дальнейшей нравственной деградации и дезинтеграции российского общества, необходим комплекс мер, направленных на формирование в сознании молодежи установок на социальную интеграцию, сплоченность, кооперацию. Целесообразным представляется упор на соответствующие учебные курсы и дисциплины.
В этой связи особого внимания требуют недавно введенные в образовательный стандарт религиозные компоненты. Так, ст. 90 проекта Закона об образовании оговариваются «особенности изучения основ духовно-нравственной культуры народов Российской Федерации». Далеко неоднозначное отношение к этому нововведению связано, во-первых, с недопустимостью регресса в сторону десекуляризации образования; во-вторых, с опасностью появления дополнительного фактора дезинтеграции в ситуации острых межнациональных и религиозных противоречий.
В этой связи необходимо, во-первых, предусмотреть общественную экспертизу и контроль за содержанием образовательных стандартов и программ на предмет сохранения светского характера образования и недопущения усиления потенциала социальной дезинтеграции; во-вторых, осуществить мониторинг влияния, оказываемого на сознание учащихся вводимыми курсами.
В процессе оценки деятельности образовательных учреждений наблюдается перекос в сторону количественных показателей. Между тем, качественные показатели, характеризующие развитие личности будущего профессионала, в большей мере характеризуют его как становящегося специалиста. Так, например, исследования выявляют устойчивую зависимость между отношением к учебе и к приобретаемой профессии с одной стороны и выбором будущей работы, с другой. Высокие показатели отношения детерминируют выбор в пользу работы, соответствующей полученной специальности.
Таким образом, необходим поиск форм постоянно действующих, в том числе и во время учебы, программ профориентации, где одним из ключевых пунктов будет укрепление ценностного отношения к знаниям и будущей профессии.
Итак, проводимая без учета традиционной российской ментальности, модернизация образования входит в противоречие с исторически сложившимися базовыми характеристиками отношения к нему, встречая непонимание и неприятие со стороны большинства молодых людей и их родителей.
В целях анализа эффективности деятельности всей системы образования, целесообразным представляется введение в широкую практику проведение социологического мониторинга влияния системы образования на социальное развитие молодежи. Такой взгляд позволит преодолеть отраслевую узость и выйти на фундаментальный уровень исследования глубинных механизмов взаимодействия молодежи с системой образования, противоречий, возникающих в процессе такого взаимодействия и выработать меры по оптимизации социорегуляционных механизмов.
Российская академия наук Институт социально-политических исследований Институт социалогии РАН Rambler's Top100